новости
афиша
музыка
фото
видео
группа
тексты
пресса
Интересные ресурсы
архив
гостевая
контакты

© zerna 2004-2017

Ищите где свидетельство о браке ? Обратитесь к нам!;Любой документ про образование в любом городе! rdiplomas.com - всегда быстро и качественно когда игра alawar 2017 и играла
10631
Страница Андрея Дюкова

www.zerna.ru.. Андрей Дюков Фотография, значит, такая. Все началось очень давно, когда в маленьком сибирском городке под названием Минусинск появился паренек. А родился я в Туве, где мои родители познакомились во время практики, и вскоре после моего рождения мы переехали в Минусинск, к бабушке с дедушкой. В школьные годы у нас с другом была какая-то 148-ая перезапись группы «Slade», мы с ним садились, ставили ее на магнитофон, и я, используя целых два аккорда, нечто громкое изображал на гитаре, а он барабанил по книжкам.

Андрей Дюков, первый раз в первый класс! Кажется, тогда так делали все. Еще вспоминаю 7-й, 8-й, 9-й классы: тогда уже действительно торкнуло по-настоящему. С самого начала главным в моих музыкальных пристрастиях была мелодика. Первый раз я взял бас-гитару в руки, когда мне было 18 лет: поступил в московский вуз и на первом курсе попал в факультетский ВИА. До этого я знал буквально пять «блатных» аккордов на гитаре, ну и немного играл на фортепиано - совсем чуть-чуть. А с бас-гитарой получилось вот как: у меня в этом ВИА играл приятель. Однажды он пришел и заявил: «Нам басист нужен». Я ему ответил, что вообще не знаю, что такое бас и с какой стороны на нем играют. А он мне и говорит: «Не волнуйся, сейчас все сделаем…» На следующий день он принес мне инструмент и дал четкие инструкции: «Когда тебе говорят «До», нажимай вот здесь, а когда «Ре» - здесь». Первого концерта я по понятным причинам не помню, хотя точно знаю, что это были танцы в комнате отдыха нашего общежития. Андрей Дюков; мне 18 !
Обучение продвигалось семимильными шагами. Моим первым учителем был один югослав по имени Светозар, который с нами играл и жил в общаге. Для меня он был очень большим авторитетом: на дворе - доперестроечный год, мы все торчим тут безвыездно, а человек ездит в ФРГ и бывает на концертах «Deep Purple», «Yes»! Светозар очень сильно продвинул мое музыкальное мышление и понимание того, как надо извлекать звук, преподал мне азы игры на басу. А вторым моим наставником был джазовый басист и контрабасист Толя Бабий, работавший у Лундстрема. Андрей Дюков; в стройотряде, 1980 год Этот мне особо ничего не показывал, но я с ним везде тусовался, и мне было интересно. Потом я уже познакомился с Макаревичем, с «Воскресеньем», и в возрасте 19 лет уже наблюдал их концерты не из зала, а из-за кулис, бывал на джазовых солянках.


Еще во время учебы в институте я познакомился сначала с клавишником, а потом и со всеми участниками группы «Атлантида» из города Кольчугино Владимирской области. Часто ездил к ребятам в гости, и мы договорились, что после армии я приеду к ним и буду играть на басу. Потом у меня был период армии. Там я Андрей Дюков; в армии тоже играл тоже играл в ансамбле. А после армии подумал и отправился в Кольчугино, где играл 2 года в «Атлантиде»: на танцах, по деревням ездили с концертами, работал в фирме по изготовление планов эвакуации, а потом подались в Москву. Достижением этой группы можно считать то, что почти год мы работали в Центре Стаса Намина. Однажды сыграли концерт в «Орленке» с «Калиновым Мостом», тогда еще начинающим коллективом, который только попал в Москву и начал сотрудничать с Наминым. Потом мы очаровали Аллу Борисовну Пугачеву и попали в ее Театр. Она сказала, что никогда раньше не видела в глазах такого желания играть музыку, и поэтому не смогла устоять.
рок - группа     "Белый Камень",      г. Львов,      лето 1990 г.
Андрей Дюков; рок - группа Белый Камень, г. Львов, лето 1990 г. Андрей Дюков; рок - группа Белый Камень, г. Львов, лето 1990 г. Андрей Дюков; рок - группа Белый Камень, г. Львов, лето 1990 г. Андрей Дюков; рок - группа Белый Камень, г. Львов, лето 1990 г.
- "Белый камень" видео на youtube
- группа "Белый камень" - аудио ( альбом "Любовь и Ревность", 1991 г., скачать с rutracker.org)
На самом деле, все было так: когда мы с ней познакомились, она сказала, что ничем не может помочь, и представила нас Стасу, сказав, что это очень хорошая молодая команда, которой надо заниматься. Но Стас в то время носился с "Парком Горького", и ему недосуг было нам внимание уделять, поэтому мы опять обратились за помощью к группа Белый Камень

Пугачевой и сказали, что всё, что, мол, умираем. Сжалившись, она нас взяла на работу)
Название «Атлантида» Алле Борисовне не нравилось, и она придумала нам другое - «Белый Камень». До 1992 года мы существовали как «Белый Камень»: четыре года ездили с Пугачевой на гастроли, играли в ее сборной 4-часовой программе.
Потом работали с Ольгой Кормухиной.
В 91-м «Белый Камень» стал давать самостоятельные концерты и записал альбом. Но в группе созрел конфликт: вокалист противопоставлял себя остальному коллективу. К тому же он был из Риги, а в 92-ом начались сложности в связи с распадом Союза, и чтобы оставаться в России, ему надо было оформлять массу бюрократических бумаг, платить деньги. Короче, он уехал к себе в Ригу с концами, конфликт сам собой разрешился, а группа развалилась.
После распада «Камня» у меня был перерыв: я сильно обломался от того, что мне не удается куда-нибудь пробиться, пристроиться. Я не играл почти четыре года, не считая редких сэйшнов с друзьями.
А в конце 96 года у меня произошла судьбоносная встреча с Толиком Погодаевым... Да, встретились мы просто удивительным образом! Как сейчас помню: я отдал свой инструмент мастеру, что-то там привести в порядок. Спустя какое-то время договорился с ним, чтобы забрать отремонтированный бас. Приехал, звоню в дверь, звоню - никто не открывает. Еду домой на другой конец Москвы, совершенно расстроенный. Набираю его номер и спрашиваю: «Что за дела?», а он отвечает, что крепко, мол, спал, и надо было мне дольше звонить в дверь. И тут же предлагает встретиться с ним вечером в клубе «Не бей копытом», куда он привезет мой бас. Настроение у меня было испорчено,  я отказался. Но только я повесил трубку, как ощутил необъяснимый внутренний толчок и понял, что должен ехать. Я перезвонил и согласился на встречу. И вот я приехал в «Небейку» в Измайлово (клуб тогда еще находился там), мы залезли с мастером на сцену, включили мой бас и стали его пробовать. Тут подходит парень и спрашивает: «Ты басист?»
Я отвечаю: «Басист».
Он: «Инструмент есть?»
Я: «Да, вот он, мой бас»
Он тогда: «Где-нибудь играешь?»
Я говорю: «Нет»
А он: «Давай к нам»
Я: «А вы кто?»
Он: «Бунт Зерен»
Я сказал: «Ну, давай попробуем». (К тому времени я уже соскучился по игре, руки чесались страшно…)
Ведь было у меня, когда я в клуб ехал, предчувствие какой-то новой жизни впереди!!!
В конце 97-ого «Бунт Зерен» превратился в «Зерна».
Одновременно с «Зернами» я тогда работал с Викой Морозовой, певицей из тусовки «Х.З.». С конца 98 года по 2000-й играл в «Водопаде имени Вахтанга Кикабидзе». В то время меня очень интересовали вакансии г москва, так как время от времени приходилось искать работу. И еще в 98 году в «Чистой Любви» записал одну песню.
Начало работы с «Бунтом Зерен» запомнилось тем, что это была такая шара: перед моим первым выступлением у нас состоялось всего несколько репетиций. Обычно перед концертом Толик показывал «гармошку» и мы шли на сцену. Для меня это было дико: в «Белом Камне» мы очень тщательно делали музыку, подолгу репетировали. Это такой «камень» в огород Толика образца 96 года...
Случались и какие-то приключения. Например, в день празднования 850-летия Москвы разгоряченная пьяная толпа завалилась в клуб «Не бей копытом» в Раменках. Дискотеки в «Копыте» в тот день не было. Короче, мы все понимаем, что нужно играть и играть немедленно, иначе сейчас здесь разгромят всё, и от клуба вообще ничего не останется. Мы судорожно подключаемся, а Серега Смирнов кричит: «Быстрее, давайте начинайте!». Я беру бас, и просто, чтобы попробовать звук, начинаю играть проход из песни «Иван Сусанин». Я взял только первых две ноты, как толпа взвыла, и кто-то пустился в пляс. Короче, останавливаться было уже нельзя – нас порвали бы. И мы заиграли. Слава Богу, все обошлось.
Потом была запись альбома, который не вышел, и Толик уехал во Владивосток. Когда он в 99-ом вернулся в Москву, я ему прямо сказал: «Давай останемся друзьями, будем общаться, но на таком уровне как это было раньше, я работать не буду – не смогу». Постоянная смена музыкантов, все время какие-то недоделки. С одной стороны мы уже профессиональный коллектив, а с другой - художественная самодеятельность. В общем, я устал от всего этого и сказал тогда Погодаеву, что если он с этой точки сдвинется, то я готов вернуться и работать.
У меня, наверное, как и у многих музыкантов, есть такая особенность: с определенной периодичностью то очень хочется играть, то вдруг перестаешь от этого удовольствие получать. А осенью 99-го еще и депрессия навалилась, связанная то ли с реакцией на саму осень, то ли с тем, что ничего не получается… Занимался в основном разработкой сайтов и веб-дизайном.
И летом 2000 года в «Зернах» и в моей жизни движение началось! Я, помню, шел по городу и увидел огромную афишу фестиваля «Крылья», а у ее нижнего, помятого и заляпанного грязью края прочел надпись: «Зерна». «Ничего себе!», - подумал я...

Что касается Анатолия, то он очень, очень хороший парень. И в творческом отношении человек незаурядный. Как лидер он всегда был против принципа: поиграли и разбежались. Погодаев выстраивает с людьми отношения и каких-то людей вокруг себя цементирует.

Я музыкант, и мне хочется заниматься всеми составляющими труда музыканта: не только репетировать, но и в студии работать, концерты играть. И чтобы это все не уходило в песок, а реализовывалось. Моей целью всегда было играть ту музыку, которая мне нравится, и получать за это какие-то деньги, которых бы хватало на жизнь. А в нашем случае дело не только во мне: я болею за Толика и хочу, чтобы у него все получилось. .

2001 г.



  • Требуется редизайн сайта? Качественный web lapas dizains по последним стандартам от латвийской студии веб-дизайна.